Коэффициенты интеллекта и измерение интеллекта

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 5

Коэффициенты интеллекта и измерение интеллекта. 5

КАК ИЗМЕРИТЬ СВОЙ СОБСТВЕННЫЙ КИ.. 21

ИНСТРУКЦИИ.. 23

ПЕРВЫЙ ТЕСТ. 24

ВТОРОЙ ТЕСТ. 31

ТРЕТИЙ ТЕСТ. 37

ЧЕТВЕРТЫЙ ТЕСТ. 44

ПЯТЫЙ ТЕСТ. 50

ШЕСТОЙ ТЕСТ. 56

ВОСЬМОЙ ТЕСТ. 68

ОТВЕТЫ И РАЗЪЯСНЕНИЯ.. 74

ПЕРВЫЙ ТЕСТ. 74

ВТОРОЙ ТЕСТ. 76

ТРЕТИЙ ТЕСТ. 78

ЧЕТВЕРТЫЙ ТЕСТ. 80

ПЯТЫЙ ТЕСТ. 82

ШЕСТОЙ ТЕСТ. 84

СЕДЬМОЙ ТЕСТ. 86

ВОСЬМОЙ ТЕСТ. 88

Преобразование очков в КИ.. 90


ВВЕДЕНИЕ

Коэффициенты интеллекта и измерение интеллекта

"Познай сам себя!" был одним из лозунгов, которые древние греки завещали нам, и хотя такое знание не всегда может быть настолько выгодным и полезным, как верили древние греки и верят современные психоаналитики, тем не менее очевидно, что большинство людей проявляет повышенный интерес к своей собственной личности, темпераменту,, интеллекту, характерным чертам, способностям, комплексам и тому подобному. Я часто читал лекции о природе и измерении интеллекта непрофессиональным аудиториям и почти всегда замечал их разочарование, когда говорил им, что нет простого и прямого способа, с помощью которого они могли бы измерить свой собственный КИ. Эта книга предназначена для того, чтобы исправить такое положение дел и дать возможность любому человеку с достаточным интеллектом, следуя приведенным инструкциям, получить довольно точную меру его или ее коэффициента интеллекта. Делая это возможным, книга может внести некоторый вклад в реализацию заповеди, процитированной в начале этого абзаца.

Однако, перед тем как пуститься в это предприятие, читателю можно настоятельно порекомендовать дочитать до конца эту главу, где кратко и, я надеюсь, понятно объясняется, чем именно является КИ, как он определяется, что под ним подразумевается и каким ограничениям и критике подвержены его применения. Недостаток знаний, о котором мы говорили, является опасным, а обладание этой книгой превратит читателя в опытного психолога в такой же степени, как покупка термометра превратит его во врача. Тем не менее, знание того, есть у человека жар или нет, может представлять интерес и важность, и ясно, что владение термометром может помочь в ответе на этот вопрос, даже если его владелец не получил медицинской подготовки.

Я думаю, что при обсуждении вопроса об измерении интеллекта необходимо прежде всего развеять одно широко распространенное заблуждение. Часто полагают, что тесты интеллекта подготовлены и составлены в соответствии с логическими выводами из строгой научной теории; однако, многие считают, что хотя "научное" измерение интеллекта может выполняться, его практическое значение очень мало, в особенности из-за определенных трудностей, свойственных переходу из "башни из слоновой кости" на рыночную площадь, и подозрений в неприменимости психологической науки к практическим проблемам повседневной жизни. В действительности ситуация прямо противоположная. Тесты интеллекта не основаны на очень строгих научных принципах, и среди специалистов нет общего согласия относительно природы интеллекта. Дискуссии по этому вопросу были очень популярны в 20-е и 30-е годы, но они почти полностью прекратились в настоящее время, поскольку стало очевидным, что они были весьма многословными и не приводили к какому-либо разумному решению. С другой стороны, тесты интеллекта с самого начала оказались весьма успешными в практическом применении; мы вкратце рассмотрим, что имеем в виду, когда говорим, что тест интеллекта "успешный", но доказательства этого настолько бесспорные, что ни один человек, знакомый даже с небольшой их частью, не сочтет их преувеличением.



В какой-то степени эти два явно противоречивых факта - тестирование интеллекта не имеет твердой научной базы и тестирование интеллекта имеет большой успех в практических применениях - в действительности дополняют друг друга. Поскольку тесты интеллекта, впервые разработанные в начале нашего столетия, работали достаточно хорошо, когда применялись для решения различных практических проблем, то интересующиеся этой темой психологи стали склоняться к превращению в технологов, стремящихся эксплуатировать и совершенствовать эти средства с большей энергией, чем ученые стремились провести необходимые фундаментальные исследования, большинство из которых еще предстоит выполнить. Разумеется, общество, всегда заинтересованное в немедленном применении технологических достижений и не интересующееся чистой наукой, должно нести свою долю ответственности за это неправильное положение дел. Всегда было намного легче получить деньги на технологические исследования, цель которых состоит в некотором улучшении существующего инструмента или в применении его к какой-либо новой группе объектов, чем на проведение высокоабстрактной, сложной и не приносящей немедленной пользы работы по созданию прочного научного обоснования измерения интеллекта.

Читателю может показаться удивительным, что интеллект можно успешно измерять при отсутствии прочной теоретической основы. Чтобы ответить на это, можно вернуться к аналогии с термометром, использованной выше. Измерение температуры связано с простым и очевидным фактом, а именно, что наши органы чувств воспринимают различные значения температур в диапазоне от очень низких, затем средних, и до очень высоких. Ясно, что субъективные оценки такого рода не очень точны. Читатель может провести следующий опыт. Приготовьте три сосуда с водой. Один из них наполните водой настолько горячей, чтобы ее можно было выдержать без особо неприятных ощущений, другой сосуд заполните водой, близкой к точке замерзания, средний заполните тепловатой водой. Если читатель теперь погрузит на одну минуту левую руку в горячую воду, а правую руку в холодную, а затем переместит обе руки одновременно в третий сосуд, то он почувствует, что его правой руке в тепловатой воде станет нестерпимо горячо, в то время как левой руке будет очень холодно. Таким образом ясно, что одна и та же температура может показаться как высокой, так и низкой в зависимости от непосредственно предшествующего опыта. Читатель может также попробовать провести другой опыт. Пригласите американского приятеля зимой в дом, в котором, как он наивно полагает, достаточно тепло. Вскоре читатель обнаружит, что то, что для него тепло, чрезмерно холодно для его американского друга, обычно живущего в помещении, нагретом до температуры на 10 - 15 градусов выше, чем обычно у нас.

Таким образом, мы начали с очень субъективного, но, тем не менее, реального явления, которое может быть измерено очень и очень субъективно. Однако, такие измерения, сделанные на основе реакции живых существ, могут быть удивительно точными, о чем свидетельствует закон Долбера. Этот закон, сформулированный в 1897 году физиком Долбером, экспериментировавшим с белыми древесными сверчками, звучит примерно так: "Подсчитайте число стрекотаний, которое это насекомое производит за пятнадцать секунд, и прибавьте сорок; сумма равна температуре, измеренной в это время, в градусах Фаренгейта .

Однако, белые древесные сверчки редки, их трудно поймать и их нелегко встроить в общую систему физических законов, на которой базируется ваша система измерений. Поэтому изобретение термометра было признано всеми как весьма значительное достижение, и люди отказались от измерения температуры на основе своих собственных реакций на горячее и холодное, а вместо этого стали пользоваться сжатием и расширением различных веществ. Важно помнить также следующее. Не существует однозначной связи между показаниями термометра и субъективными индивидуальными ощущениями. Если мы будет считать последнее в качестве критерия, а первое в качестве теста, достоверность которого мы хотим установить, нам следует сделать заключение, что тест оставляет желать много лучшего. В случае с термометром, разумеется, мы довольно четко понимаем, что причиной неоднозначности связи является ошибочный критерий, т.е. отклонения и ошибки в наших субъективных ощущениях, а не недостатки самого теста; во многом это справедливо при сравнении результатов теста интеллекта с нашим субъективным мнением о чьем-либо интеллекте. Рассогласования могут возникать из-за недостатков теста, но скорее всего они возникают из-за ошибок наших субъективных оценок.

Стоит обратить внимание также на следующее. В то время, когда был изобретен термометр, науке мало что было известно о природе теплоты и ее измерения. Измерение температуры производилось не на основе развитого теоретического анализа теплоты; более того, современная теория теплоты была во многом основана на результатах, полученных при использовании термометра и других измерительных приборов. Этот факт следует хорошо помнить многим людям, которые придерживаются весьма строгой точки зрения на научные достижения и ничего не будут делать с тестами интеллекта, пока у нас не будет строгой теории о его природе. Это происходит из-за недопонимания сущности научных достижении по какому-либо предмету; теория имеет тенденцию стать конечным продуктом и предметом славы в результате длительного ряда исследований, начинающихся с новых открытий и новых измерительных инструментов. Изобретение теста интеллекта в должное время приведет к лучшему пониманию мыслительного процесса, и это во многом уже произошло. Одно это может вызвать справедливые нарекания на то, что на практике психологи уделяли слишком мало времени научному применению этого нового изобретения, в отличие от его коммерческого и прикладного использования.

Впервые тестирование стало применяться менее столетия назад. Психология является ребенком двух весьма несхожих родителей: философии, в которой возникли многие из ее первых задач, и физиологии, в которой были предложены многие из ее первых методов. Философы всегда интересовались познавательными силами разума, т.е. такими силами, которые имеют отношение к интеллектуальной деятельности, мышлению и восприятию внешнего мира, и похоже, что именно первые психологи сделали физиологическое предположение о том, что относительная скорость нервных импульсов в центральной нервной системе может быть причиной различий в интеллектуальных способностях. Был проведен ряд исследований, включая измерение скорости реакции в коленном рефлексе, т.е. скорости, с которой нога выпрямляется, когда пониже коленной чашечки ударяют резиновым молоточком. Результаты этой работы были в большинстве отрицательными: неврологические различия исследованного вида не позволили отличить высокоинтеллектуальных студентов от умственно отсталых людей; возможно, используемые методы не были достаточно точными, чтобы обнаружить такие различия. Такой же результат был получен при взвешивании и анатомировании мозга очень способных и очень глупых людей; некоторые различия были обнаружены, но они были слишком неопределенными, чтобы считать этот подход результативным. Наконец французский психолог Бине выдвинул идею, которая оказалась не только правильным ответом, но сейчас представляется очевидной, а именно, что умственные способности и функции должны измеряться при помощи тестов ума, в явном виде учитывающих эти способности и функции. В 1904 году министерство общественного образования в Париже создало комиссию по изучению методов обучения умственно неполноценных детей, посещающих парижские школы, и в ответ на этот практический запрос Бине подготовил свою первую шкалу. Он создал серию из тридцати задач, или тестов, которые предназначались для того, чтобы задействовать здравомыслие, понятливость и рассудительность. Задачи имели такую природу, что их можно было решить, не имея специальной школьной подготовки. Так, например, ребенку могла предлагаться карточка, на которой была нарисована окружность с разрезом; ему давали карандаш и говорили: "Это - сад, в котором ты потерял свой мяч; разрез -это вход. С помощью карандаша покажи, как бы ты стал искать свой мяч." Любой систематический поиск, т.е. сужающиеся круги или переход вверх и вниз по параллельным направлениям считался правильным решением, в то время как неопределенные блуждания считались неправильным ответом.

Задачи значительно различались по сложности, и Бине рассортировал их от простейших до наиболее сложных, подсчитав процент правильных ответов, даваемых различными группами детей. Этот подход в итоге привел его к концепции ментального возраста, в соответствии с которой он группировал на трехлетнем уровне все тесты, обычно успешно выполняемые трехлетними детьми, на четырехлетний уровень - все тесты, обычно выполняемые четырехлетними и т.д. Проделав это, он смог присваивать ментальный возраст любому ребенку, который выполнял тест, отмечая высший уровень сложности, на котором тот добивался успеха. Так, про ребенка, который прошел восьмилетний тест, но потерпел неудачу на девятилетнем тесте, говорилось, что у него восьмилетний ментальный возраст, независимо от его хронологического возраста. В учет принимались, разумеется, дополнительно выполняемые тесты, поэтому ребенок, который проходил все тесты восьмилетнего уровня и половину для девятилетнего уровня, имел ментальный возраст девять с половиной лет. Вначале исследователи выражали ум или глупость ребенка как разницу между его хронологическим возрастом и ментальным. Поэтому десятилетний ребенок с ментальным возрастом восьми лет считался отстающим на два года, а шестилетний ребенок с ментальным возрастом девять лет считался имеющим опережающее развитие в три года. Это был не очень хороший способ выражения умственного превосходства или умственной отсталости по двум причинам. В возрасте двух лет опережающее развитие в два года бывает крайне редко и является весьма выдающимся достижением; достигнуть такого отличия может лишь один ребенок из более чем 50 000. Наличие опережающего развития в два года в возрасте тринадцати или четырнадцати лет малозаметно и стоит немногого. Поэтому ясно, что необходима более однородная мера. Кроме того, если вы повторите измерение детей, то обнаружите, что количество лет опережения или отставания увеличивается с их возрастом. Ребенок, который имел двухлетнее опережающее развитие в возрасте два года, должен был бы иметь в возрасте восьми лет опережающее развитие около восьми лет. Постоянным остается отношение ментального возраста к хронологическому, а не разница между ними, и это отношение (обычно умножаемое на 100, чтобы удалить дробную часть) называется коэффициентом интеллекта. Сравним, например, двух детей с ментальным возрастом восемь у каждого. Первый имеет хронологический возраст шесть лет и его КИ, следовательно, будет 133; у второго хронологический возраст двенадцать лет и его КИ, следовательно, равен 67. КИ быстро приобрел популярность и, несмотря на его многие несовершенства, остается одним из наиболее широко известных психологических понятий у учителей, психиаторов, социологов и людей других профессий, до некоторой степени связанных с психологией.

Что означают два различных КИ с социальной точки зрения и насколько часто встречаются люди с КИ, равным 140 или, например, 80? Рассмотрим сначала второй вопрос. В типичных современных тестах интеллекта можно обнаружить, что около 50 процентов населения имеют КИ между 90 и 110, 25 процентов выше и 25 процентов ниже. (Разумеется, отметка 100 является по определению средней для населения.) Выше этой центральной группы находятся около 14,5 процента с КИ от 110 до 120, 7 процентов с КИ между 120 и 130,3 процента с КИ между 130 и 140 и только примерно 0,5 процента с КИ выше 140. У студентов университетов можно ожидать КИ в среднем около 125. Для получения первой степени или эквивалентного отличия студент, вероятно, должен иметь КИ по меньшей мере от 135 до 140.

Если мы вернемся к уровню ниже среднего, то обнаружим дополняющую картину, где 14,5 процента имеют КИ между 80 и 90, 7 процентов имеют КИ между 70 и 80, а остальные - КИ ниже этого уровня. На самом деле эта очень симметричная картина, дающая те же самые проценты выше и ниже среднего уровня, несколько идеализирована; имеется небольшое число метаболических и других нарушений, отрицательно влияющих на интеллект и увеличивающих число людей с очень низким КИ, однако мы не будем уделять какого-либо внимания этой малочисленной группе в нашей описательной схеме.

Люди с КИ ниже 70 иногда классифицируются в учебниках как умственно неполноценные, и внутри этой группы имеется еще более точное деление на дебилов с КИ между 50 и 70, имбецилов с КИ между 25 и 70 и идиотов с КИ ниже 25. Дебилы, как считается, могут овладеть трудовыми навыками и нормально вести себя под наблюдением. Имбецилы должны жить в специальных медицинских учреждениях, но способны обслуживать сами себя и избегать простых опасностей, в то время как идиоты не могут даже этого. На практике, однако, классификация умственной неполноценности выполняется на основе более сложных критериев, чем простой тест КИ и в любом случае мало связана с интеллектом. Когда больные в таких медицинских учреждениях были протестированы, оказалось, что у некоторых из них КИ достигал 125 и хотя во многих случаях это могло происходить из-за ошибок при первом тестировании, которое позже проводилось в неизмененном виде медицинским персоналом, имеющим слабую подготовку в организации тестов интеллекта и низкие знания об интерпретации результатов, тем не менее вопрос остается в том, что понятие умственной недостаточности в его правовом аспекте только формально относится к интеллекту.

Мы можем ожидать, что тесты интеллекта выявят различия в умственных способностях у людей, занятых различными формами деятельности, в зависимости от требований к интеллекту со стороны этих видов деятельности.

Было проведено множество исследований на эту тему, результаты некоторых из них приведены ниже в таблице для восьми различных социальных слоев. Они приведены в графе "Родители". (Есть аналогичная графа для "детей". Это не означает, что эти конкретные дети имеют этих конкретных родителей, а просто что дети имеют родителей в той же социальной группе.)


9032761512283562.html
9032800404230200.html
    PR.RU™